Hetalia: Through the Eternity

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: Through the Eternity » 1914 г. - 1918 г. (в основном Европа) » Польская пленница (РСФСР, Беларусь, Польша)


Польская пленница (РСФСР, Беларусь, Польша)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: 8 августа 1919 (?)
Место: Минск, загородный дом "славянской троицы"
Суть: 29 апреля Польша оккупировал Вильнюс и с тех пор слезно умолял Литву вернуться к идеи Речи Посполитой, но тот постоянно отказывал видя в России куда большего брата, чем в Феликсе. Зная о тайных желаниях своего брата, Польша двигался в войне дальше. Войска стояли под Минском, в тем временем Великий Пан уже прорабатывал план похищения той самой Наташи. Та, в свою очередь, находилась под строгим руководством своего брата, но решила воспользоваться моментом, пока тот отправился и выйти на улицу, поскольку она уже давно была "запечатана" в доме, и подышать летним воздухом да подумать, справится ли там братец. На входной двери висел, правда, странный плакат.

Свернутый текст

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/8/85/Ясновельможная_Польша_плакат_РСФСР_1920.jpg?uselang=ru

Игроки: Беларусь, Польша, Россия
Игру начинает: Беларусь выходит из дома в сад с целью насладиться природой и временным затишьем

Цели:
Польша: Цель проста - похитить Беларусь.

Беларусь: Вырываться любыми способами

Россия: Вмешиваешься, но случайно. Реши сам, когда появиться. Лучше не сразу.

Общая цель: Польша успешно оккупирует Минск и похищает Беларусь.

Применение оружия: у Беларуси нож, если цо
Очередность постов: Россия начинает позже.
Рекомендации:
1) http://ru.wikipedia.org/wiki/Белорусская_операция_(1918-1919)
2) http://ru.wikipedia.org/wiki/Советско-п … 9-21_годов

+1

2

Сквозь недостаточно плотно прикрытые занавеси окна в ее комнате пробивался вечерний солнечный лучик, который, подсвечивая пылинки, летающие в воздухе, сулил много приятных минут на свежем воздухе. Только вот с этим были проблемы.
Беларусь тяжело вздохнула и, удобнее устроившись в кресле, перевела взгляд на дверь. Её нежно любимый брат посчитал необходимым спрятать ее в их загородном доме, а чтобы девушка совсем не поникла духом, так как она вынуждена пропустить самое славное для прогулок время, предложил в качестве альтернативы свое скромное и тайно желанное общество. Вот только обещанные "пару недель" заточения прошли уже месяца два как, и периодически Наташа стала ловить себя на странных мыслях. Например, в отсутствие Ивана желание выйти наконец-таки на улицу увеличивалось в геометрической прогрессии. Но до сегодняшнего дня подобные мысли отгонять от себя как-то удавалось, а вот сегодня....
Вани не было дома с самого утра - похоже те ловушки, которые попытался поставить ему Польша, вполне себе сработали и поэтому работы у брата скорее всего выше крыши. Ну а Наташе весь этот день пришлось кое-как провести в заботах по дому, да в несколько маниакальном желании выйти наконец за его пределы и как следует подышать свежим воздухом. Россия, к его чести, еще с самого начала разъяснил девушке, чего может стоить это ее желание побыть снаружи. И именно с того момента заточение превратилось в осознанное, а вместе с этим и еще более невыносимое.

"Может, все-таки выбраться наружу? На пару минуток всего". - Беларусь в который раз за день замерла у столь манящей двери.
"Все-таки выйду. Под мою личную ответственность". - с такими мыслями она наконец-то осуществила свое давнее желание - выбраться наружу.

"Господи, как же все-таки хорошо!" - ликовала девушка, едва выйдя на порог - "И почему, чтобы понять это, меня надо было надолго лишить этого мира?"

- Постойте-ка... - прикрыв за собой дверь, Наташа, слабо нахмурившись, обнаружила на нем очень даже странный плакат. В фантазии создатели его явно себе не отказывали. Договорившись с собой рассмотреть его внимательнее на обратном пути, Наташа наконец, покинула порог дома.

Сразу же нестерпимо захотелось в сад, в их чудесный большой сад, границ которого не знал даже Ваня - хотя, наверняка он слукавил, когда говорил это. Господи, как же давно это было!
Дойдя до калитки, Беларусь оглянулась на дом. Плакат, все еще находящийся там, висел своеобразным немым укором для Наташи, решившей своевольничать в такое непростое время. Но сегодня все однозначно шло не так, как обычно, да и ощущалось, к слову, так же. Поэтому, показав плакату язык, Наташа решительно зашагала в сад. Найдя там полузабытую скамейку, девушка присела на нее, внутренне ощущая ни с чем не сравнимое удовольствие от нахождения на свежем воздухе.

0

3

Если бы Польша не предъявил документы охране и не подвергся унизительному обыску на наличие любых вещей, претендующих быть оружием, шиш бы его пропустили во двор их семейного загородного гнездышка. Иван был осторожен, как никогда, а Польша - все еще потрепан после недавней стычки с немцем. Худой, выжженный и обряженный в поношенную пролетарскую одежду, он тянул на звание только что некоего Феликса Лукашевича, но никак не Государства Польского, как значилось в его опознавательном документе.
- Лучше бы от немца такие крепости сооружали, а не в нашем доме, который родители-славяне завещали нам всем без исключения! - с гонором выпалил Польша солдату-красноармейцу, когда уж убедился целиком и полностью, что со двора его никто не прогонит.
Это была неслыханная наглость! Братишка Янек распустился еще до начала Первой Мировой, когда поддался коммунистической заразе, как малое наивное дитя, а после войны с немцем, которую, между прочим, с треском продул, и вовсе стал невыносим. Вконец выдрессированный своей же партией, он дошел до того, что пообещал игнорировать братство с Польшей до тех пор, пока тот не откажется от своих барских замашек. С большим успехом он натравил на Польшу Украину. Литва каким-то чудесным образом позабыл, что совсем недавно бастовал за возвращение под флаг Речи Посполитой, и пошел пастись пусть не под красным знаменем, но туда, где трава зеленее. Полубратик Латвия выполз из своего уголка и побежал за ним хвостиком.
- Стоило мне на немца отвлечься, как вся семья от рук поотбивалась! - гаркнул тогда Польша и пошел наводить порядки.
В славянский загородный домик Феликс приперся в надежде застать там Ивана и на правах старшего вправить ему мозги дедовскими методами. В три прыжка взобравшись на крыльцо, он собрался затарабанить в дверь, но, ясен пень, не смог не проигнорировать вывешенный на двери возмутительный плакат. И не смог не поддаться чувствам, которые Иван от него как раз и ожидал, когда вывешивал карикатуру.
- Это я-то в Париже воспитан?! - заорал Лукашевич, остервенело сдергивая плакат вместе с кнопками и разрывая его на части руками и зубами. - А сам-то у кого своей революционной ереси нахватался, не у француза ли?! Ах ты курва, ах, холера тебе в бок! Я тебе всю морду об эту дверь разобью вместе с твоей литовской шестеркой!
Бросив скомканные куски плаката на деревянное крыльцо, Феликс принялся топтать их с таким грохотом, что переполошил всех собак в округе.
- Меня еще никогда в жизни так не оскорбляли! - заорал он пронзительно и собрался затарабанить в дверь двумя своими широкими высохшими кулачищами, но где-то в глубине подсознания уговорил себя, что это была просто провокация и не нужно ей поддаваться, взял себя в руки и интеллигентно постучал в дверь костяшками пальцев, обещая вынести все свое негодование лично на физиономии Ивана, когда та предстанет перед ним собственной персоной.

+1

4

"Две минутки" уже успели обернуться целым часом, а Наташа даже и не думала возвращаться домой. Все-таки, на улице было просто прекрасно, хотя в воздухе уже начала неуловимо ощущаться свежесть, и желание пойти набросить на плечи что-нибудь теплое становилось все сильнее. К тому же, ей, вероятно, показалось, но у дома она слышала чей-то голос, что увеличивало вероятность пусть и получить от собиравшегося зайти в дом брата нагоняя, но в гораздо меньших масштабах. Не особо вслушиваясь в явно разъяренную речь, девушка поспешила к заветной калитке, от которой открывался замечательный вид на дом и его деревянное крыльцо. Дом, к слову, строился сразу вместе с крыльцом, и именно поэтому не выглядел неким недоразумением из дерева, лишь портящим общий вид здания.
"Рано Ваня сегодня. Поляк не оправдал его надежд?"
Издалека снова послышались голоса, из которых девушка смогла расслышать только самый конец фразы:
-"...разобью вместе с твоей литовской шестеркой!"
Но что-то заставило ее резко остановиться. Резкие, не умолкающие интонации, которые Ваня допускал только в самых крайних случаях? Или... акцент? Все же Беларусь, поразмыслив, посчитала, что это брат просто с кем-то пришел, вот и слышится чужой голос.
"Может, прибрал к рукам какого-нибудь будущего соратника польского происхождения, вот и решил объяснить ситуацию без лишних ушей и глаз".
Едва взявшись за одну из досок калитки и начав ее открывать, девушка только тогда соизволила, наконец, присмотреться к стоящему на пороге человеку. И именно тогда до нее дошло, что этот человек - самый польский поляк, которого можно только найти. Как минимум, потому, что там стоял сам Лукашевич.
Мгновенно захлопывая неожиданно заскрипевшую калитку обратно, девушка присела на корточки за столб, слишком медленно, чтобы остаться незамеченной для непрошеного гостя. Но густая трава играла ей на руку в ее импровизированных прятках.
"Черт, черт, черт его прислал! Ваня меня прибьет!"
Осторожно, стараясь не создавать лишнего шума, Наташа осмотрелась по сторонам, ища пути к отступлению.

+1

5

Чутким ухом услыхав скрип калитки за спиной, Польша обернулся. Краешком не менее чуткого глаза заметив девицу, потянулся рукой к кепке и почтительно ее снял. Однако девка мгновенно юркнула вниз и спряталась за столбик. "Испугалась", - подумал Феликс с горечью. Он был мужчина и как никто другой ведал, какие обиды терпят женщины от солдат обеих сторон во время войн и смут.
- Пшеклентый большевик! - рыкнул Феликс, отвлекая свое внимание от девушки, чтобы больше не пугать ее. - "Свобода, равенство, братство", а сам служанок держит не меньше нашего!
Польша опять постучался в дверь, на сей раз настойчивее. Подождав секунду и наивно посчитав себя неуслышанным, постучался снова и снова. Нет ответа. Сошел с крыльца и изучил окна верхнего этажа, надеясь увидеть там, как минимум, хоть какие-то признаки паники - о нет, старший брат Польша приперся! - или, максимум, злорадно-издевающуюся рожу братца Янка, не собирающегося его впускать.
Пустота, словно смерть прошла.
Оборотившись назад на калитку, Феликс позвал:
- Эй, паненько!
И направился к ней, на ходу готовя документы, а то мало ли.
- Паненько, не бойся меня, я брат пана Брагинского!
Дойдя до калитки и застукав с поличным Наталью, по-пластунски уползающую в неизвестном направлении, удивленно поднял бровь и чуть нескладно заговорил:
- Он дома? Да не убегай, не трону! Пойди лучше доложи ему, что брат Феликс Лукашевич желает с ним переговорить. Или скажи, где мне найти его...
С каждым новым словом Феликс говорил все тише и неувереннее, потому что когда "паненько" обернулась, Польше настойчиво показалось, что она ему кого-то сильно напоминает.
- Наталья?.. - осенило его, наконец. - Сто лет тебя не видел! Ты чего тут ползаешь?

+1

6

- Запонку выронила. Собиралась пойти посмотреть в словаре что это такое! - огрызнулась Наталья, краем сознания осознавая всю идиотию своего положения. Как можно скорее развернувшись лицом к неприятелю, она присела на колени, угрожающе вытянув в сторону Польши свой верный нож, слабо блеснувший в закатном солнце. Возможно, Лукашевич и мог заметить промелькнувшую панику на лице Беларуси, но она умела мгновенно взять себя в руки, мастерски делая вид, что ничего особенного не происходит.
"А одобрит ли мой поступок Ваня, если.... Нет, не смогу".
- Хотя,... - она оценивающе осмотрела поляка. На вид он не представлял никакой опасности и уж явно не прибыл, чтобы убить ее прямо здесь, - С тобой этого не понадобится. - убрав оружие в ножны, она поднялась с земли и гордо выпрямилась. Проследив направление взгляда Феликса, а смотрел он как раз-таки на нож, девушка довольно хмыкнула:
"Правильно все понял, правильно".
- Это Литва может самоотверженно броситься на этот нож, страстно признаваясь мне в любви и желая погибнуть от своей собственной глупости. Это Латвия может бояться его. - ее взгляд на мгновение задержался на лице собеседника и девушка слабо улыбнулась, признавая его решимость. - Для тебя же это не такое уж и препятствие. - заметила Наташа, стараясь установить подконтрольную ей дистанцию. - Да и не убивать меня ты пришел, определенно. Зачем тебе нужен мой брат?
"Ваня же вполне популярно все разъяснил ему... "
Но одновременно с этой странной, появившейся из ниоткуда полуугрожающей интонацией девушка все сильнее ощущала внутри себя нарастающее беспокойство. Чего ожидать от Польши Наташа не знала.

+1

7

Польша сложил на груди руки и цепким взглядом проследил за акробатическим вывертом сестры и ее ножа. В молчании сурово поджимал губы, однако по завершении ее глубокомысленных рассуждений, больше смахивающих на заклинание древних ятвягов, не смог больше сдерживаться и расхохотался.
Так уж получилось, что с белорусской сестрой он никогда толком не общался и видел ее в последний раз чуть ли не во время третьего раздела себя любимого. Но эта девчонка всегда забавляла его своим диким мнительным нравом, настолько странным и несвойственным для их простоволосой семьи, что порой Польша подозревал их славянского отца в любовном походе на балтийскую сторонушку.
- Ты, как всегда, приветлива, - улыбнулся он Наталье по-братски просто. - А твоему разлюбезному Иванушке... - да-да, Ванечка теперь любимый братик, а злыдень Феликс пришел и испортил детям вечеринку! - ...я хочу надавать по ушам. Из-за того, что он ввязался в эту марксистскую секту, мы все перессорились. Родителям бы это не понравилось, - добавил он серьезно и коротко взглянул на Наталью вкрадчивым взором, давая понять, что заветы отцов и честь семьи будет отстаивать до последнего вздоха, потом уже с гораздо меньшим напряжением поинтересовался: - Литва до сих пор к тебе женихается со своими порывами к самоубийству во благо высоких чувств?

+1

8

"Какая уродилась, такая и есть" - пронеслось в мыслях девушки, но она лишь крепко сжала кулаки за спиной,
Разговор уже на этой стадии не сулил ничего хорошего. Как и плохого, впрочем, тоже, так как глубин тьмы и хаоса, которых может достигнуть поляк, никто еще не замерял. И становиться в этом первопроходцем Наташе не хотелось. Простой и честный тон его рассуждений настораживал не хуже темной подворотни - ведь одно дело, когда тебе высказывают свое личное мнение по этому поводу, а совсем другое - говорить об этом как о само собой разумеющемся и словно уже предписанному свыше.
- Он до сих пор уверен, что сможет добиться от меня ответных чувств. - картинно закатив взгляд, девушка озорно взглянула на Феликса. - А я в свою очередь могу даже похвалить его баранье упрямство, с которым он каждый раз пытается взять одному лишь ему известные баррикады. И я ни в коем случае не отказываюсь признавать его стремления, как и то, что они полностью бесполезны. Лучше бы собой занялся. - Беларусь хмыкнула, краем глаза надеясь увидеть приближающегося к дому Россию, но его все не было. - И, к чему такой интерес? Ревнуешь что-ли?
Отношения Литвы и Польши давно были у всех на слуху, уместившись таким странным образом, что и не мозолили глаза и не успевали по ним соскучиться. "Отношения с выгодой" у Ториса не так уж и состыковывались с некоторыми имперскими амбициями Феликса, давая чудный повод для слухов и веселья на эту тему.
- А что касается Ивана... - она сделала короткую паузу, - это мы еще посмотрим, кто кому надает по ушам, - легко усмехнулась Наташа, -  Не возражаешь, если мы переместимся на крыльцо? Просто я озябла на ветру, а на крыльце еще солнечно. -  с этими словами Беларусь, не дожидаясь ответа Лукашевича, поспешила миновать его и устремиться к дому. Подняться на крыльцо она побоялась. Поэтому, присев на порожке, она продолжила - У Вани свой царь в голове имеется, ему твой без надобности. Да и родителей нужно, конечно, почитать, и вспоминать о них тоже необходимо, но в делах сегодняшних они нам далеко-о не закон. - внутренне предчувствуя, что эти ее слова вряд ли понравятся Феликсу, закончила свою мысль. - Хотя бы потому, что ты не можешь со стопроцентной вероятностью сказать, как бы они отнеслись к "марксистской секте", как ты выразился.
Обняв колени руками Наташа задумчиво посмотрела на горизонт. Будь она на месте поляка, ей странно было бы ожидать высокого приема в свою честь. Тем более, его Беларусь последний раз видела давным-давно, да и то тогда он не обмолвился с нею хотя бы одним словечком.
"И в итоге он ждет, что к нему я буду относиться лучше, чем к России? Странно. Мой максимум отношения к нему - нейтральность. И вряд ли возможно это изменить. Даже если он в стремлении доказать, что его правда лучше, уничтожит вдруг Россию, я лучше справлюсь как-нибудь сама".

0


Вы здесь » Hetalia: Through the Eternity » 1914 г. - 1918 г. (в основном Европа) » Польская пленница (РСФСР, Беларусь, Польша)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC