Hetalia: Through the Eternity

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: Through the Eternity » 1946 г. - 1991 г. (Почти весь мир) » Железная Логика (Каталония, Россия)


Железная Логика (Каталония, Россия)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Время действий: 23 июля, 1992 года, жарко, слабый ветерок и безоблачное небо.
Место действий: Барселона, дом для приёма стран.
Игроки: Каталония, Россия.
Суть: совсем скоро начнутся 25 Олимпийские Игры, идут последние приготовления, и многие страны уже приехали в Барселону. Каталония хлопочет о том, чтобы всё удалось и спортивный праздник оставил у всех самые приятные впечатления. В конце концов, Монсеррат хочет всем, особенно Антонио, доказать собственную самостоятельность, и что кто-кто, а она в опеке брата не нуждается. Конечно, помощь Карьедо в организации была высока, да и Барселона находится в составе Испании. Но для Каталонии и это - пусть и маленькая, но победа и шаг к независимости. А ещё олимпиада - прекрасный повод встретиться с Брагинским после долгого времени, к которому она по-своему привязалась во время Гражданской войны.
Каталония надеется увидеть хотя бы некоторое (а по-честному, так полное) одобрение её стремления к независимости. Вот только у Ивана свой взгляд на сепаратизм. И он далеко не тот, что ожидает Монсеррат.
Цели:
Россия - попытаться "образумить" Монсеррат и доказать, что Испания не такой уж плохой, каким она его считает. Провести аналогии с развалом СССР и взаимоотношениями с сёстрами. Показать отношение к Каталонии.
Каталония - попытаться убедить Ивана, что он не прав и что все его аналогии не имеют к её проблеме никакого отношения. Раскрыть, почему так относишься к России, почему для тебя важно его одобрение.
В общем, взглянуть на сепаратизм с двух разных точек и прийти, если не к консенсусу, то хотя бы мирно и на дружественной ноте завершить разговор. Было бы неплохо повспоминать прошлое. И поговорить, собственно, про олимпиаду и спорт.
Игру начинает: Каталония.
Очерёдность постов: строгая.
Рекомендации:
25 Летние Олимпийские Игры в Барселоне.
Распад СССР.
Хорошо бы знать про Гражданскую войну в Испании хотя бы в общих чертах.

+1

2

Несколько днями ранее...

День клонился к концу, закатное солнце расцвечивало сиянием тёплым золотистым сиянием город в целом и небольшую комнату в частности. Жара отступила, и теперь можно было легко дышать полной грудью, а не задыхаться из-за разогретого, влажного воздуха.
Монсеррат устало села в кресло напротив открытого окна, из которого дул освежающий ветер и открывался прекрасный вид на город. Приближалась олимпиада, гостей в доме становилось с каждым днём всё больше, и справляться было всё сложнее.  Нет, она, конечно, не сомневалась, что справится с этими трудностями, но было бы неплохо, если гости не создавали лишних проблем. А то ведут себя, как дети малые, а некоторым ещё, судя по всему, и проблемы нравится лишние доставлять.
- Ты как? - до боли знакомый голос нарушил тишину, и Монсеррат резко повернулась лицом к двери.
- У меня всё хорошо. А теперь изчезни куда-нибудь - я хочу побыть одна, - хмуро и язвительно сказала Каталония, разворачиваясь к окну, тем самым показывая, что разговор окончен. Однако глухой звук приближающихся шагов явно показывал, что незванный гость не собирается уходить. Монсеррат, заметив периферийным зрением, как он сел на край кровати, не только не обернулась в его сторону, но и попыталась всем видом показать, что ей совсем неинтересен разговор с кем-либо.
- Я хочу с тобой поговорить о кое-чём важном.
- Валяй, я вся во внимании,  - сухо сказала Каталония, так и не повернувшись к собеседнику.
- И чего ты на меня дуешься? Что я опять сделала не так?
- Я устала и хочу побыть одна, по-моему, это было сказано сразу. И поверь, обижаться на тебя у меня сегодня не было времени.
- Хорошо-хорошо, я скоро уйду, только пообещай мне, что ты не будешь говорить с Россией о независимости.
- То есть? -  она заинтересованно посмотрела на него.
- Ох, Монсе, не прикидывайся! Мне в принципе не нравятся все твои сепаратисткие наклонности, но запрещать их всё равно бесполезно. Но Иван сейчас совсем не в том положении, чтобы выслушивать подобное. Прояви хоть немного сострадания к нему!
- А с чего ты о нём так беспокоишься? - ехидно спросила Каталония.
- Просто пообещай. Разве я прошу многого?
- Ладно-ладно, не буду с ним ни о чём таком говорить, больно надо. А теперь уйди - я всё ещё хочу побыть одна.
Он посидел ещё немного, словно надеясь на продолжение разговора, но Монсеррат подошла к окну и наблюдала за вечерним городом, будто кроме неё действительно никого нет в комнате. Когда же оказался у самой двери, Каталония неожиданно произнесла:
- Ты так и не ответил на мой вопрос. Почему для тебя это так важно?  - она повернулась к нему, и в её взгляде читалось недоумение.
- Я его слишком хорошо понимаю в этой ситуации. Не до конца, но достаточно, чтобы осознавать, насколько ему нелегко.
И дверь закрылась.

***
Каталония в очередной раз за последнии полчаса выглянула в окно. Она ждала приезда одного, очень важного гостя с минуту на минуту, а работы было в доме ещё предостаточно, поэтому оставить всё и спуститься вниз она не могла. Присмотревшись, Монсеррат увидела, как вдали едет белой мушкой автомобиль, он быстро приближался, и вскоре она смогла рассмотрет его. Это была та самая машина. Девушка помчалась к выходу встречать его. Быстро и легко сбежав по леснице, чуть не сбив поднимающегося по ней, Каталония очутилась около входной двери и, быстро переведя дух, вышла на улицу.
Солнце светило ярко, всё ещё было жарко, но, покрайне мере, не было того удушающего зноя, что стоял ещё недавно. Строгие зелёные насаждения отгараживали дом от просторной парковки, а деревья в них ещё давали приятную тень. Машины поблизости не было, видимо, она несколько не рассчитала скорость собственного движения и расстояние авто до дома. В конце концов, им необходимо пройти контрольную зону - никого постороннего к зданию  и близко не подпускать.
"И куда я так неслась, знаю же, что они не моментально приедут", - подумала про себя Монсеррат, оглядываясь по сторонам. Дом был построен на возвышенности, на самом краю города, как раз по случаю олимпиады. Он был выстроен в современном, несколько футуристическом стиле с ломанными, прямыми линиями, с зеркальными поверхностями окон и белоснежными панелями.
Каталония несколько волновалась из-за предстоящей встречи, в конце концов, они не виделись достаточно давно, и за это время произошло многое. Монсеррат была бы рада, если Иван вспомнит её. Она же помнила каждую их встречу, словно это было совсем недавно, словно между ними не десятелетия, а лишь недели. Слишком отчётливо, болезненно ярко.
Мысли роились в голове, она пыталась хоть за какую-нибудь ухватиться, но ничего не выходило. Смутные, обрывочные, они не желали обретать хоть столь-нибудь отчётливую форму.
Однако к дому подъехала машина, и из неё вышел Россия.

+1

3

Иван опять уставился в окно. Вокруг не было привычных ему хрущевок, в последние время так напоминавшие Брагинскому о недавних событиях. Серые здания, которые так старательно ремонтировали во время субботников, чтобы те прожили не обещанные двадцать лет, а дольше, теперь же стали хранилищами воспоминания о временах Советов.
Россия не заметил, как начал засыпать, и рассыпал по полу автомобиля документы. Он собирался закончить свои дела в самолете, чтобы больше не волноваться по разным причинам во время олимпиады. Быстро собрав листы, положив их в папку и закрепив все ручкой, он отложил все на соседнее сидение. Иван по прибытию хотел попросить секретаря отправить их обратно, но помощник прибывал в Барселону лишь завтра. "Привыкай, Ванюша. Теперь ты точно будешь делать все сам", - мысленно сказал сам себе Брагинский, памятуя о том, как раньше, если бы рядом не оказывалось секретаря, он спихивал подобную работу Торису или в крайнем случае Эду.
Теперь-то Прибалты отказались даже выступать в одной команде с бывшими Советами. А остальные республики решили приезжать отдельно друг от друга. Даже Оля и Наташа по совету своих боссов не сообщили брату о времени прибытия, чтобы тот смог встретить сестер только на официальном собрании.
Дома за стеклом приветствовали Ивана и, казалось, улыбались ему. "Может, это у меня с непривычки? Давно все-таки не был здесь", - засомневался в своем самочувствии Брагинский. В машине было очень душно. Даже привычный для всех шарф был аккуратно сложен на пиджаке, лежавшем на сидении. От военной формы Россия отказался по двум причинам: во время олимпийских игр "должны" прекращаться все войны, и эта форма слишком сильно напоминала о советском времени.
Автомобиль быстро проехал контрольную зону, Иван даже не заметил, как опустилось стекло, и водитель что-то передал стоящему на посту. Только ворвавшийся в салон ветерок напомнил о приближении к дому для приема стран. Россия постарался рассмотреть  вход и с трудом увидел чей-то силуэт. В последние время зрение у Брагинского ослабло, но дело было вовсе не в этом. Человек стоял против солнца, но это точно была девушка.
Наконец, остановка. Мужчина поблагодарил водителя и собирался взять в руки документы и одежду, когда ему сказали, что все это вместе с вещами будет занесено в дом.
- Еще раз большое спасибо, - произнес Брагинский, уже открыв дверь. Когда он выбрался из автомобиля, то решил взглянуть на встречающую. Глаза от удивления у него расширились.
- Монсе! - Брагинский улыбнулся и обнял хорошо знакомую ему Каталонию. - Здравствуй, давно же мы с тобой не виделись!

+1


Вы здесь » Hetalia: Through the Eternity » 1946 г. - 1991 г. (Почти весь мир) » Железная Логика (Каталония, Россия)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC